Статистика

Пользователи : 11809
Статьи : 5583
Ссылки : 6
Просмотры материалов : 4503294

Вы нашли ошибку?

Выделите мышью

и нажмите Ctrl+Enter

Система Orphus

Реклама

Главная Сегодня на Амуре № 46 Сегодня на Амуре Поймать и обезвредить

Поймать и обезвредить

общество

Ровно три года назад Приамурье обсуждало новость: трое белогорских парней были задержаны за сексуальную связь с 13-летней девочкой. На них завели уголовные дела - белогорцев обвиняли по 134 статье Уголовного кодекса, которая не предполагает совершения насилия.

Предыстория

Виновница громкой криминально-сексуальной истории 13-летняя Арина (имя изменено, - прим. автора), присутствовала на всех судебных заседаниях. И обиды на обвиняемых в связи с ней молодых людей не держала. Мол, все было по согласию. Но от уголовной ответственности ни одному уйти не удалось. Двоим, правда, повезло больше, чем третьему - они отправились не на зону, а на полтора года исправительных работ. Третий же до сих пор отбывает срок в тюрьме.

Тогда, три года назад мне удалось пообщаться с Ариной перед одним из судебных процессов. Как и с одним из обвиняемых. Помнится, мальчишку заметно потряхивало, а на вопросы он отвечал, отчаянно сдерживая слезы. Утверждал, что не знал, сколько Арине лет: «Говорила, что шестнадцать, я поверил. Правду узнал позже…». Характеристика парня была безупречной: спортсмен, призер многочисленных соревнований, уделяющий все свободное время учебе и спорту. Он явился к следователю с повинной сразу, как только понял, чем все может обернуться. И долго извинялся перед пострадавшей стороной. Извинения, к слову, были приняты.

Потерпевшая Арина тоже нервничала и… жалела парня. Пришедшая с ней на суд мать была более категорична и жестка, мол, он же не думал о жалости, когда насиловал. Правда факт насилия Арина отрицала. Говорила, что просто отдыхала в компании. С удовольствием. И страшно ей не было. «Было весело, мне понравилось», - сказала тогда девочка.

И ведь, действительно, было весело и поначалу довольно невинно, как выяснило следствие. Шестеро молодых людей праздновали день рождения одного из друзей в сауне. Музыка, шутки, алкоголь. В какой-то момент к мужской компании присоединилась знакомая одного из приятелей. Арину никто не приглашал, напросилась сама. К этому времени она не появлялась дома уже пару дней. С компанией парней она провела всю ночь и утро. Когда, наконец, решила появиться дома, мать, вспомнив о родительских обязательствах, повела ее к детскому гинекологу. После осмотра врач, как и положено в таких случаях, сообщила в полицию о случившемся…

Помнится, тогда, три года назад, все, кто был причастен к делу, твердили в один голос: эта девочка - как бомба замедленного действия: не знаешь, где и когда рванет. И что девочка далеко не так невинна, как может казаться. Даже мать признавалась: у дочери неестественный интерес к «взрослой» стороне жизни. Однако и особо этому не препятствовала. Кстати, женщину неоднократно привлекали к административной ответственности за ненадлежащее воспитание ребенка.

Наверное, поэтому преступники вызывали больше сочувствия, нежели жертва.

И как выяснилось спустя три года, все были недалеко от истины…

Поймать и обезвредить

В последних числах марта состоялось внеплановое заседание комиссии по делам несовершеннолетних, которое проходило под председательством замглавы по соцвопросам Галины Бурмистровой и на котором присутствовали главврач тубдиспансера, врач-фтизиатр, представители опеки и прокуратуры. Решали «горящий» вопрос: что делать с беременной несовершеннолетней девушкой, больной открытой формой туберкулеза, и которая отказывается лечиться.

Как выяснилось позже, речь шла о той самой Арине.

По словам представителей опеки, семья девочки считается неблагополучной - родители давно развелись, мать периодически уходит в запои, один из старших братьев много лет назад умер от туберкулеза. Сама Арина стала носительницей палочки Коха в 2009 году, тогда ей было шесть-семь лет. Ее периодически пролечивали, но болезнь возвращалась. И чем старше становилась девочка, тем меньше времени она проводила в областном противотуберкулезном диспансере. Проще говоря, сбегала при первой возможности. Пока, наконец, в 2016 году Белогорский городской суд не вынес решение о ее принудительном лечении.

Но принять решение - это одно, совершенно иное - выполнить его. Больше двух лет ни органы профилактики, ни медики не могут заставить девочку пролечиться от начала до конца. Она самовольно покидает все лечебные учреждения, в которые ее помещают, и пишет отказные. А держать насильно больного в «тубике» запрещает закон. Даже если он бациллярный.

Но даже не это страшно. Страшно то, что сегодня Арина беременная. И срок уже немаленький - рожать ей, по словам специалистов, уже в августе. Когда органам опеки стало известно о беременности больной туберкулезом несовершеннолетней, забили тревогу. Во-первых, девятиклассница несет опасность для окружающих, говорили специалисты на совещании. Во-вторых, подвергает опасности свою жизнь и жизнь своего еще не родившегося ребенка. В-третьих, в этом году ей нужно сдавать госэкзамены. Но на все уговоры и попытки отправить ее на лечение подросток отвечала, что, мол, боится врачей, которые якобы принуждают ее прервать беременность. Или обещает, что завтра поедет лечиться, однако в диспансере ее ждут напрасно…

На самом деле все понимали, что это ложь. Вообще выкручиваться и лгать - это особенность несовершеннолетней, отмечали специалисты, вспоминая весь опыт общения с ней. Возможности повлиять на несовершеннолетнюю через мать они не видели.

- У нас нет полномочий отравить ее на принудительное лечение, только в соцучреждение, - объясняли сотрудники белогорской опеки. - Но лишить прав мать мы тоже не можем. Нет оснований. Семья хоть и состоит на учете, как неблагополучная, однако не всегда там можно наблюдать «крах». Лишение родительских прав - это крайняя мера, суд идет бы на это, когда есть угроза жизни ребенку. Здесь такого нет. Мать запила - взяли на контроль, стали проверять, посещать. Вышла из запоя - все нормально, дома чистота и порядок, все как в обычных семьях.

В феврале этого года девочку удалось доставить в областной противотуберкулезный диспансер, где, кстати, и выяснилось, что заболевание перешло в открытую форму. Там подросток закатила истерику, разбила окна. Успокоить и убедить ее продолжить лечение медикам удалось с трудом. Но там Арина пробыла недолго, сбежала. «Больница - не гестапо, держать насильно там никто никого не может, - объясняли медики. - И оставить ее там в одном халате тоже не выход - вызовет такси и уедет в чем есть…».

С тех пор ни она, ни мать дверь своей квартиры никому не открывали. Исключение - одна из сотрудниц системы профилактики, с которой у девочки сложились относительно доверительные отношения. На то, чтобы убедить подростка вернуться в диспансер, понадобилось почти два месяца. После внепланового совещания в конце марта на выполнение этой задачи были кинуты все силы городской системы профилактики. По словам замглавы Галины Бурмистровой, все понимали, что если что с ней случится - отвечать будут все. Кроме матери, которая бессильна и идет на поводу у дочери, по факту пряча ее от системы профилактики и врачей. Дежурили возле дома, караулили под дверями. Но не помогло…

В ожидании

Арина умудрилась скрыться, уехав в Благовещенск. На автобусе, подвергая и свое здоровье, и окружающих людей опасности.

Там ее и нашли после того, как объявили в розыск. Сегодня подросток находится под наблюдением медиков. А все остальные молятся, чтобы у нее хватило ума пройти полный курс лечения, чтобы дать и себе, и своему ребенку шанс на здоровую жизнь. Врачи уверяют - он еще есть. Но в остальном ни у кого уверенности нет. Ведь Арина так и осталась бомбой замедленного действия. Где и когда «рванет» в следующий раз, неизвестно.

Елена Гладышева

Точное время

К врачу


Яндекс.Погода

Вопросы на программу

Образование сегодня

присылайте на эл. почту:

bel_obraz@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru